А-7 (Рот Фронт-8) десантный планер.         

А-7 (Рот Фронт-8) десантный планер.


А-7 (Рот Фронт-8) - семиместный десантный планер конструкции О. К. Антонова. Построен в 1941 году, с 1942 г. выпускался серийно. Его опытный экземпляр имел обозначение РФ-8 и представлял собой увеличенный вариант спортивного планера РФ-7. Трудно представить себе транспортный планер более изящных форм, чем планер А-7. Что на земле, что в воздухе, он выглядел легким и удивительно пропорциональным, что и не удивительно для планера с родословной из спортивных. Планер нравился и пилотам-планеристам, и летчикам-буксировщикам, буксировался всеми наличными самолетами испытательного отряда, проводившего испытания, от Р-5 до ТБ-3, а впоследствии и Ли-2, и "Харрикейном". За Ил-4 и ТБ-3 - парой и тройкой.

На Ил-4 летали Н. Крехов, П. Совцов, А. Пьецух; на СБ - Н. Крехов, Б, Годовиков, Б. Стадник; на Р-6 и ТБ-3 - П. Еремеев. Иногда испытательные полеты выполнял Г. Старосельцев. Испытания планера А-7 проходили без видимых сбоев и каких-либо неполадок. К этому времени начали регулярные тренировки планеристы учебно-тренировочных полков, и до испытателей стали доходить слухи о странных авариях планера А-7, происходящих на этапе посадки. В процессе снижения пилот не справлялся с управлением, планер цеплял крылом землю и после удара превращался в кучу щепок. Пилот при этом оставался цел и невредим. Произошло два таких случая. Испытатели грешили на недоученность молодых пилотов.

Сергею Николаевичу Анохину выделили специальный планер А-7, поручив провести летные испытания поведения планера в режиме штопора и режиме захода на посадку, приводящему к срыву в штопор. Диагноз подтвердился. Приезжал на аэродром О. К. Антонов. Вскоре хвосты планеров А-7 были доработаны, а затем на планерах появились интерцепторы. Проводились испытания на управляемость планера в струе от винтов самолета, на максимальную скорость плюс еще двадцать процентов. Летали "на скорость" Адам Добахов, "за инженера-самописца" Анатолий Малахов.

В конце лета 1942 года на одном из аэродромов Московского военного округа состоялся смотр десантной техники. Приехало высокое начальство. Был показан головокружительный номер: посадочный десант в составе двадцати планеров А-7 и Г-11 на маленькую площадку. Планеры садились навалом не только на полосу, а по всей площадке. После высадки солдаты с криками "ура" побежали к месту расположения начальства. Эффект огромный. И это - без единой тренировки в таком групповом полете. В этот день были выполнены еще два рискованных эксперимента - посадка планера А-7 на лес и на воду. Пилотировал оба раза бесстрашный капитан Леонид Ляпин.

Первая посадка была выполнена в лес на малой скорости. Отцепившись от самолета-буксировщика, Ляпин повел планер к лесу, теряя над верхушками деревьев скорость. Коснувшись деревьев, исчез из поля зрения членов государственной испытательной комиссии. Люди бросились в чащу, тревожась за судьбу пилота. Вскоре настроение у них повысилось: они увидели планер, висящий на верхушках сосен, а ниже, на толстой ветке, покуривающего капитана. - Вот видите, к чему приводит посадка на малой скорости, -засмеялся Ляпин. - Попробуйте теперь достать оттуда грузы. Партизаны такому прилету не обрадуются, надо будет еще и верхолазов вызывать. Нет, хлопцы, сажать надо не так. И если вы меня с верхотуры снимите, я вам это докажу.

Через два часа Ляпин снова был в воздухе. На этот раз он спланировал на лес на повышенной скорости и, не уменьшая ее, врезался в верхушки сосен. В лесу загрохотало. Члены государственной комиссии с еще большим волнением бросились к планеру. На этот раз не надо было искать, где он упал. Его путь четко обозначался срезанными верхушками деревьев. И чем дальше, тем срез был все ниже и ниже. На деревьях висели куски фанеры, обломки крыльев, перкаль. Наконец все увидели фюзеляж планера. Он был исковеркан, побит, но кабина почти цела. В ней на пилотском сиденье отдыхал капитан:

- Ну как? - бросились к нему подбежавшие. - Вообще-то самое лучшее - хорошая площадка. Но уж коль придется, предпочел бы садиться на скорости. По крайней мере, не надо вызывать верхолазов. Пожалуйста, можете собирать грузы... - и капитан показал в сторону рукой, в которой был зажат танковый шлем. Для третьего эксперимента капитан переоделся в легкий хлопчатобумажный комбинезон, натянув его на голое тело, и совершил полет с посадкой на озеро, примыкавшее к аэродрому.

Статьи